Как моя мама в 16 лет строила железную дорогу Москва Ульяновск

Как моя мама в 16 лет строила железную дорогу Москва-Ульяновск

Мамины записки: 1941 год, мобилизация на оборонные работы

С детства помню, как мама, не сдерживая слез, частенько рассказывала нам о том, сколько ей пришлось вынести во время коллективизации, войны, в послевоенное время. Как-то я приехал к маме на юбилей в Хабаровский край, где она в то время жила в семье моей сестры Розы. Маме исполнилось 80, но она по-прежнему была бодра, жизнерадостна. Однако как только дело коснулось воспоминаний — опять слезы, пожелания «никому не пережить такого». Вот тогда я и сказал: «Мама, а ты запиши свои воспоминания и пришли их мне».

За два неполных года она исписала и прислала мне в Туру, где я тогда работал редактором газеты «Эвенкийская жизнь», 29 общих школьных тетрадей. А я потом переработал их, и получилась самиздатовская книжка объемом в 62 странички. В ней уместилась вся бесхитростная и в то же время очень непростая мамина жизнь, и эту книжку я и подарил ей на очередной день рождения.

Она не героиня, моя мама. Простая женщина, на долю которой, как и на долю миллионов ее сверстниц, выпало много тягот и лишений. В войну она прошла через шесть мобилизаций на оборонные работы: валила лес, рыла окопы и траншеи, строила железную дорогу, плавила металл, собирала моторы для боевых самолетов на Казанском авиационном заводе.

А в «награду» ей долго не хотели засчитывать в пенсионный стаж колхозный период, тяжкий труд на мобилизационных работах. Но справедливость все же восторжествовала, и моя мама официально была признана ветераном ВОВ, награждена рядом юбилейных медалей. Она немного не дожила до 65-летия Великой Победы и до своего 85-летия — скончалась 20 апреля 2010 года.

Предлагаю несколько фрагментов из маминых записок.

Самый ранний снимок мамы — со мной и отцом, конец 1951 года или начало 1952-го, г. Краснотурьинск Свердловской области

Первая мобилизация

23 июня из райцентра Мамыково к нам в Старую Амзю приехал военкоматовский офицер, они вместе с председателем провели общее собрание колхозников, на котором и рассказали, что началась война. Тот, что из военкомата, сказал, что он привез с собой повестки, мужчины с 18 до 45 лет будут мобилизованы в армию.

Кроме того, зачитал приказ, что из нашей деревни мобилизуют на оборонные работы 21 парня и девушку с 16 лет — строить вторую железнодорожную линию от Ульяновска в двух направлениях — до Москвы и на Урал. Это нужно, чтобы везти на фронт технику и войска, а с фронта — раненых, чтобы железная дорога работала безостановочно, чтобы поезда не ждали, когда проедут встречные составы.

Мобилизовали также взрослых в возрасте от 45 до 50 лет. Стали зачитывать списки мобилизованных: Амирханова Майра, Баталова Асыльбикя, Гатина Райса. Когда зачитали мое имя, мама и папа сразу крикнули: «Как Райса, она же совсем девчонка, ей же еще нет 16». «Через месяц исполнится, — сказал военный начальник. — Так что тоже попадает на оборонные работы. А кто будет отклоняться или захочет скрыться, будет считаться дезертиром, и того посадят на 5-7 лет». На колхозной площади, где проходило собрание, поднялся крик, плач. Да, я была еще совсем девчонкой, но прекрасно понимала, что с наступлением войны детство мое закончилось, как и у всех моих подруг.

После собрания все разошлись по домам, многие — чтобы готовиться в дальнюю дорогу. Папа сказал, что надо бы скорее разобрать старый дом на дрова, пока он дома, а то, не дай Бог, его тоже мобилизуют. А этих дров года на три может хватить.

Мама испугалась: «Неужели война так долго будет идти?», и заплакала. Папа, как мог, успокаивал ее. А 27 июня 1941 года бригадир принес мне повестку и сказал, что завтра до обеда надо быть уже в Мамыково, на военной комиссии. В этот же день повестки получили и мои сестры Гаршия, Гульжамал, Минжамал.

Мама собрала меня в дорогу, я только чай попила, как у нашего дома остановилась машина с крытым кузовом. Я простилась с родными (папы дома не было, он в тот день был на работе — на мельнице), взяла сумку с продуктами, села в кузов, и машина поехала к конторе.

А там уже полно народу, и папа на велосипеде подъехал с мельницы, чтобы успеть проводить меня. Все, кто должен был ехать на комиссию, 21 человек, поднялись в кузов, и машина тронулась. Комиссию проходили в районной больнице, всех признали годными. Сопровождающий нас офицер сказал, что сегодня же нас отвезут домой, дадут два дня на сборы и проводы, и снова в путь, теперь уже в Нурлат, на поезд, который повезет нас в Ульяновск.

Строим железную дорогу

И вот нас на поезде привезли в Ульяновск, здесь пересадили на большие военные машины (было много девчат и парней из других районов), по 50 человек в каждую, и привезли куда-то в безлюдное место. Высадили прямо на краю ржаного поля. Вокруг стояло много больших палаток, в каждой по 35 деревянных коек с соломенными матрасами и ватными подушками, с синими одеялами.

Мы заняли каждый свою койку, нас познакомили с нашими начальниками. Начальником той группы, в которой была я (в основном все девчонки-татарки из двух деревень), был мужчина лет сорока, он зачитал наши фамилии по списку — так познакомился со всеми. Себя он назвал Иваном Григорьевичем. Поскольку в нашей группе по-русски хорошо говорила только я, то была у него как переводчик. Он отдавал все распоряжения через меня.

В первый же день после обеда нас повезли от нашего лагеря за 10 километров. Здесь нам дали лопаты и показали, как готовить насыпь под железнодорожное полотно — становились с обеих сторон отведенной линии, рыли кювет и землю бросали в середину, а потом разравнивали ручным катком. Затем на эту насыпь еще сыпали щебень и утрамбовывали катками.

А затем укладывали шпалы — по двое становились на каждый конец тяжелого и вонючего, чем-то пропитанного бруса, от запаха которого кружилась голова, несли на веревках на путь и укладывали на строго отмеренном расстоянии. Григорий Иванович назначил меня звеньевой (я ведь и в колхозе была звеньевой). Я записывала в тетрадь, сколько за день делалось нами работы.

Вечером, перед отъездом на ужин, Григорий Иванович переписал себе для наряда, сколько мы проложили пути. Получилось, что за один рабочий день наше звено из 37 человек (28 девчат и 9 парнишек) подготовило под прокладку шпал 21 метр полотна. А таких звеньев было много, всего в них было около 800 человек — это и с нашей, и с московской стороны. От Ульяновска дорогу строили татары, от Москвы — русские.

Григорий Иванович похвалил нас за хорошую работу. Но за этот день мы очень устали, просто валились с ног. Нас привезли к нашим палаткам, мы поужинали в столовой и отправились спать. Некоторые девчонки стали жаловаться, что это настоящая каторга, лучше убежать. Я напомнила, что за это могут и посадить. И все же через три дня, утром 30 июля, мы недосчитались пятерых девчонок из нашей и соседней деревень. Одной было 19, другой 17 лет, еще троим по 16. Григорий Иванович за завтраком заметил, что мы сидим за столами не полным составом, стал интересоваться, кого не хватает, почему. Девчонок тут же объявили в розыск.

Прошло два месяца, за это время в сторону Москвы было построено 200 километров железной дороги, и к тому же времени мы узнали, что сбежавших девчонок поймали где-то за Ульяновском, судили и дали по одному году. Но в тюрьме они только ночевали, а весь день работали под конвоем, причем на самых тяжелых работах. Григорий Иванович узнавал про них и рассказывал, что они все время плачут и просятся обратно к нам.

Я сама расплакалась, когда узнала, в какое положение попали наши девчонки. Григорий Иванович сказал, что можно попробовать им помочь, если написать заявление с просьбой отпустить их в нашу бригаду на поруки. И у нас получилось, девчонок под конвоем привезли из Ульяновска к нам. Мы их обнимали, целовали, плакали от счастья. А потом снова включились в работу, и очень старались, чтобы все это скорее кончилось.

Еще:  Пассажирские поезда свердловской области

24 августа 1941 года я запомнила на всю жизнь — в этот день оба конца железной дороги соединились, а нашему звену дали красный флажок как передовому. Мы не только первыми закончили свой участок, но еще помогли уложить шпалы на участке в полтора километра тем, кто тянул линию со стороны Москвы.

А всего наше звено сделало больше плана 13,5 километра железнодорожного полотна. Вечером было торжественное собрание, лучших наградили премиями и подарками и вручили дорожные билеты. Вызывали звеньевых по алфавиту: сначала назвали Асылханову, потом Булатову, Валиулину, а потом назвали мое имя: «Гатина Райса Каримовна». Я получила деньги в конверте — там было 100 рублей, платок и шоколадку.

Домой, но ненадолго

В 12 часов ночи за нами пришли машины, мы собрали свои пожитки и поехали в Ульяновск. Ехали почти 200 километров, потом пересели на поезд, и он повез нас в Нурлат. В Нурлате нас уже встречали родственники и родители. За мной приехал папа. Мы пересели в машины и поехали в родную деревню.

Когда стали подъезжать к Старой Амзе, все от радости закричали и запели, так соскучились по дому. Мама уже истопила баньку, я помылась, уселись за стол, родители стали расспрашивать, как там было да что. Ну, я все рассказала, они только удивлялись, как это мы, совсем еще дети, выполняли такую тяжелую работу, да еще с перевыполнением. А я сказала, что это колхозная жизнь нас приучила не бояться никакой тяжелой работы. Тем более грех было не стараться — наша работа нужна была для поддержки фронта.

Отдохнула всего два дня, тут бригадир приходит, говорит: «Надо картошку полоть. Пока вас, молодых, не было, полоть было некому, вся заросла, потом выкапывать ее невозможно будет». Я собрала своих девчат, и мы пошли в поле. А трава уже вся старая, стебли как деревянные, и тяпки тупились очень быстро, приходилось точить их очень часто. Этим занимался мой младший братишка Акрам, за это ему каждый день писали по два трудодня.

Только пропололи картошку, нас тут же направили на уборку сахарной свеклы. Две недели дергали свеклу, там подошла пора убирать картошку, а после первого морозца — капусту; после капусты на складах перелопачивали зерно, чтобы не сгорело, за телятами ухаживали. Мужчин в деревне почти не осталось, и приходилось работать за двоих-троих.

Папа работал и на мельнице, и нам помогал на ферме, корма привозил, навоз вывозил. Про все новости на войне узнавали по радио (эти тарелки поставили бесплатно в каждом доме, как только война началась) и на собраниях. Однажды приехал из конторы дядя Паша, который тоже с нами работал на ферме, и сказал, что, наверное, девчатам надо опять готовиться в дорогу. Оказывается, из Казани пришел приказ: мобилизовать на копку окопов и траншей женщин от 16 и до 40 лет, по 35 человек от каждой деревни. Как только Волга замерзнет, так и отправят нас за 300 километров от Казани на оборонительные работы. Опять дома крик, плач: «Да что же это такое, да кто же зимой окопы копает?».

На следующий день мне пришла повестка — на окопные работы, а вместе со мной такие повестки получили еще 25 человек из Старой Амзи. Через день за нами пришла машина. Меня собрали, и 5 ноября 1941 года мы опять были в дороге.

Источник

Сбитый поездом школьник умирал в одиночестве на морозе: "Дядя, спаси!"

Настоящая драма разыгралась на железнодорожных путях в Петербурге. Школьника, попавшего под поезд, удалось спасти только благодаря чистой случайности. Машинист следующего состава заметил что-то странное и решил остановить свой поезд. Мальчик с тяжелейшими травмами к тому моменту уже около часа неподвижно лежал и замерзал.

В операции по спасению 11-летнего мальчика приняли участие десятки человек. Вот покалеченного школьника спускают с железнодорожной насыпи – здесь и медики, и полицейские, и очевидцы трагедии. В этот момент ясно только одно: ребенок попал под движущийся состав, полностью лишился ног и находится на грани жизни и смерти. Потом выяснится: около получаса школьник провел в одиночестве, мучаясь от боли и замерзая от холода.

11-летнего подростка, лежащего без сознания, заметил машинист локомотива. Он и вызвал бригаду скорой помощи. И, скорее всего, спас жизнь ребенка. ЧП произошло в безлюдном месте, вне железнодорожного перехода, и мальчик мог погибнуть от потери крови. Железнодорожное движение здесь очень интенсивное. Курсируют электрички и товарняки. Но машинист Булат Жакеев принял единственно правильное решение. Тем более, от шума приближающегося локомотива мальчик очнулся.

«Снег еще шел, видимость не очень. Увидел, как он отпрянул от крайней рельсы, взмахнул руками. Расстояние приличное было. И я тогда уже понял: все, это человек. Лежал, получается, лицом вниз, тяжело дышал. Я его перевернул, конечно, ужаснулся – это был ребенок. Он смотрит на меня: «Дядя, помоги!» — вспоминает машинист Булат Жакеев.

Сам момент падения с поезда зафиксировали камеры, установленные на здании автомойки. Сотрудники фирмы, просматривая видео записи, тоже пришли в ужас, осознав, что трагедия произошла еще засветло.

Мальчик, даже если и кричал, то из-за шума проезжающих мимо составов и громких звуков автомойки его никто не услышал. Мальчика сначала отвезли в ближайшую больницу, для оказания экстренной помощи, потом – в клинику педиатрического университета Петербурга, где врачи оперировали до поздней ночи. У машиниста, оказавшего первую помощь, трое детей, младшая дочь – почти ровесница пострадавшего ребенка.

«Ребенок не понимает, что поезд, движущийся со скоростью 20 км в час, имеет завихрения и имеет свойство затягивать под состав», — говорит машинист Булат Жакеев.

Подросток, как говорят, в стабильно тяжелом состоянии, подключен к аппарату ИВЛ. И, конечно, пока не может рассказать, как он оказался на движущемся составе.

Источник



Железная дорога

Ваня (в кучерском армячке): Папаша! кто строил эту дорогу?

Папаша (в пальто на красной подкладке): Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька!

Разговор в вагоне

Славная осень! Здоровый, ядреный

Воздух усталые силы бодрит;

Лед неокрепший на речке студеной

Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,

Выспаться можно — покой и простор!

Листья поблекнуть еще не успели,

Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,

Ясные, тихие дни…

Нет безобразья в природе! И кочи,

И моховые болота, и пни —

Всё хорошо под сиянием лунным,

Всюду родимую Русь узнаю…

Быстро лечу я по рельсам чугунным,

Думаю думу свою…

«Добрый папаша! К чему в обаянии

Умного Ваню держать?

Вы мне позвольте при лунном сиянии

Правду ему показать.

Труд этот, Ваня, был страшно громаден, —

Не по плечу одному!

В мире есть царь: этот царь беспощаден,

Голод названье ему.

Водит он армии; в море судами

Правит; в артели сгоняет людей,

Ходит за плугом, стоит за плечами

Он-то согнал сюда массы народные.

Многие — в страшной борьбе,

К жизни воззвав эти дебри бесплодные,

Гроб обрели здесь себе.

Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.

А по бокам-то всё косточки русские…

Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Чу! восклицанья послышались грозные!

Топот и скрежет зубов;

Тень набежала на стекла морозные…

Что там? Толпа мертвецов!

То обгоняют дорогу чугунную,

То сторонами бегут.

Слышишь ты пение. „В ночь эту лунную

Любо нам видеть свой труд!

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.

Грабили нас грамотеи-десятники,

Секло начальство, давила нужда…

Всё претерпели мы, божий ратники,

Мирные дети труда!

Братья! Вы наши плоды пожинаете!

Нам же в земле истлевать суждено…

Всё ли нас, бедных, добром поминаете

Или забыли давно. “

Не ужасайся их пения дикого!

С Волхова, с матушки Волги, с Оки,

С разных концов государства великого —

Это всё братья твои — мужики!

Стыдно робеть, закрываться перчаткою.

Ты уж не маленький. Волосом рус,

Видишь, стоит, изможден лихорадкою,

Высокорослый, больной белорус:

Губы бескровные, веки упавшие,

Язвы на тощих руках,

Вечно в воде по колено стоявшие

Ноги опухли; колтун в волосах;

Еще:  Текст песни Сергей Зверев Ради тебя

Ямою грудь, что на заступ старательно

Изо дня в день налегала весь век…

Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно:

Трудно свой хлеб добывал человек!

Не разогнул свою спину горбатую

Он и теперь еще: тупо молчит

И механически ржавой лопатою

Мерзлую землю долбит!

Эту привычку к труду благородную

Нам бы не худо с тобой перенять…

Благослови же работу народную

И научись мужика уважать.

Да не робей за отчизну любезную…

Вынес достаточно русский народ,

Вынес и эту дорогу железную —

Вынесет всё, что господь ни пошлет!

Вынесет всё — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе.

Жаль только — жить в эту пору прекрасную

Уж не придется — ни мне, ни тебе».

В эту минуту свисток оглушительный

Взвизгнул — исчезла толпа мертвецов!

«Видел, папаша, я сон удивительный, —

Ваня сказал, — тысяч пять мужиков,

Русских племен и пород представители

Вдруг появились — и он мне сказал:

„Вот они — нашей дороги строители. “»

— Был я недавно в стонах Ватикана,

По Колизею две ночи бродил,

Видел я в Вене святого Стефана,

Что же… всё это народ сотворил?

Вы извините мне смех этот дерзкий,

Логика ваша немножко дика.

Или для вас Аполлон Бельведерский

Хуже печного горшка?

Вот ваш народ — эти термы и бани,

Чудо искусства — он всё растаскал! —

«Я говорю не для вас, а для Вани…»

Но генерал возражать не давал:

— Ваш славянин, англосакс и германец

Не создавать — разрушать мастера,

Варвары! дикое скопище пьяниц.

Впрочем, Ванюшей заняться пора;

Знаете, зрелищем смерти, печали

Детское сердце грешно возмущать.

Вы бы ребенку теперь показали

Слушай, мой милый: труды роковые

Кончены — немец уж рельсы кладет.

Мертвые в землю зарыты; больные

Скрыты в землянках; рабочий народ

Тесной гурьбой у конторы собрался…

Крепко затылки чесали они:

Каждый подрядчику должен остался,

Стали в копейку прогульные дни!

Всё заносили десятники в книжку —

Брал ли на баню, лежал ли больной:

„Может, и есть тут теперича лишку,

Да вот поди ты. “ Махнули рукой…

В синем кафтане — почтенный лабазник,

Толстый, присадистый, красный, как медь,

Едет подрядчик по линии в праздник,

Едет работы свои посмотреть.

Праздный народ расступается чинно…

Пот отирает купчина с лица

И говорит, подбоченясь картинно:

„Ладно… нешто… молодца. молодца.

С богом, теперь по домам, — проздравляю!

(Шапки долой — коли я говорю!)

Бочку рабочим вина выставляю

И — недоимку дарю. “

Кто-то „ура“ закричал. Подхватили

Громче, дружнее, протяжнее… Глядь:

С песней десятники бочку катили…

Тут и ленивый не мог устоять!

Выпряг народ лошадей — и купчину

С криком „ура!“ по дороге помчал…

Кажется, трудно отрадней картину

Краткое содержание

В сюжете поэмы участвуют три лица – непосредственно сам рассказчик (лирический герой), генерал и генеральский сынок по имени Ванечка. События развиваются в вагоне поезда. Произведение начинается с вопроса Вани, адресованного отцу генералу: «Кто построил эту железную дорогу?». Отец даёт ответ: «Дорога построена графом Клейнмихелем Петром Андреевичем». Лирический герой, искренне возмутившись столь несправедливым ответом генерала, начинает рассказывать Ванечке, как обстояли дела на самом деле.

Сначала герой описывает красоту осенней природы, родные края, пролегающие вдоль железной дороги. Пассажиры поезда любуются ковром из опавших листьев, неокрепшим льдом на реке и пр. Вокруг чувствуются природная благодать и спокойствие: поезд легко мчится по рельсам и «думает думу свою».

Затем начинается повествование о том, какими адскими трудами возводилось это железнодорожное полотно. Мы вместе с мальчиком Ваней узнаём о том, что на стройку сгоняли десятки тысяч бесправных крестьян из многих уголков страны. Рассказчик подробно описывает их адский труд в нечеловеческих условиях холода, голода, жестоких избиений и болезней. Телами строителей железной дороги устлан каждый километр рельсов.

Слушая страшный рассказ лирического героя, Ваня погружается в сон: ему снится, что тысячи мертвецов мчатся следом за поездом, заглядывая в окна. Во сне мальчик видит, как несчастные строители мучились от ветра, снега и дождя, как они страдали от цинги, ограблений ратников и пр. Ваня видит во сне мужчину, долбящего лопатой промёрзшую землю: его руки покрыты страшными язвами, он стоит по колени в воде, его волосы превратились в сплошной колтун.

Внезапно раздаётся паровозный гудок и мальчик пробуждается. Он передаёт отцу – генералу содержание своего сна. В ответ отец смеётся, говоря, что строители железной дороги были жалким сборищем пьяниц и варваров: они были нацелены не на строительство, а на разрушение. Генерал требует от лирического героя не пугать его сына, а показать светлую сторону происходящего. Рассказчик соглашается и продолжает повествование…

Наконец, строительство завершилось: умершие преданы земле, а подрядчики отправляются с окончательной проверкой. Тут выясняется, что каждый трудяга, возводивший железную дорогу, остаётся ещё и должником, а значит, ничего не получит за свою работу. При этом толстый подрядчик хвалит строителей, и «от души прощает» крестьянам их недоимки. В знак барской «щедрости» подрядчик дарит строителям бочонок вина, а строители рады и этому. Они уже готовы безропотно расходиться по домам.

История создания

Поэма была написана Некрасовым в 1864 г. История появления данного произведения связана со строительством в России первых железнодорожных путей. Рабочие – крестьяне, трудившиеся на возведении железных дорог, пребывали в нечеловеческих условиях: они голодали, болели, подвергались различным унижениям. О качестве их существования никто и не думал: единственной целью начальства было скорейшее завершение работ и максимальная экономия на строительстве. Переживания Некрасова по этому поводу заставили его взяться за перо.

Жанр, направление, размер

Произведение относится к жанру гражданской лирики, так как в нём нашли отражения реальные события действительности без каких-либо украшательств. Некрасов искренне скорбит о несправедливой жизни простого народа, осуждая жадных и жестоких начальников.

Произведение представляет собой литературное направление «реализм». Мы наблюдаем реальную жизнь тысяч крестьян, вынужденных из-за чудовищной бедности работать за копейки на подобных строительствах. При этом ещё и оставаться в должниках у начальства.

Поэма написана поэтическим трёхсложным размером – дактиль. Автор использовал разнообразные рифмы: точную, неточную, мужскую и женскую. Способ рифмы перекрёстный.

Композиция

Поэма включает в себя четыре выделенных части, которые связаны и представляют единение нескольких образов людей, путешествующих поездом – это рассказчик (лирический герой), генерал и его малолетний сынок Ваня. Композиция построена на принципе антитезы двух смысловых частей:

  1. Первая часть – описание осеннего пейзажа, завораживающего своей красотой и яркостью красок. Лирический герой заявляет о том, что «нет безобразия в природе».
  2. Вторая часть – повествование об ужасных условиях жизни и работы строителей железной дороги. Мы узнаём, что люди существовали в условиях постоянного голода, холода, болезней и мучений. Лирический герой рассказывает о начальстве, прибывшем принимать работу: руководитель «в синем кафтане… толстый, присадистый… подрядчик».

Образы и символы

В поэме Некрасов представил несколько смысловых образов:

  • образ железной дороги – центральный. Железная дорога становится причиной страдания русского народа: она заставляет строителей страдать и умирать. Тысячи невинно убиенных строителей одномоментно восстают и движутся за поездом, в котором едут генеральский сын Ваня, сам генерал и лирический герой (рассказчик). Железная дорога выступает символом несправедливой и тяжёлой крестьянской судьбы;
  • образ лирического героя идентичен автору. Лирический герой выступает в роли рассказчика, повествующего мальчику Ване обо всех ужасах, происходящих при строительстве железнодорожного полотна. Герой преисполнен искреннего сочувствия к бесправным строителям, пытающимся заработать немного денег;
  • образ несчастного белоруса является собирательным образом всего российского крестьянства, чья судьба, начиная от самого рождения, была обречена на мучительную смерть в землянках. Лирический герой восторгается способностью русских мужиков к непосильному труду, уважает простой народ;
  • образ начальства – на просьбу генерала продемонстрировать Ване «светлую сторону», лирический герой с иронией повествует о том, как лабазник отмерил строителям бочонок вина и «щедро» простил недоимку. В данном случае подрядчик выступает в роли «благодетеля», люто ненавидящего свой народ и использующего данную ему власть в корыстных целях личного обогащения.

Темы и настроение

В произведении Некрасов поднял три важных темы:

  1. Тема несправедливой эксплуатации народа – центральная. Поэма повествует о нечеловеческих мучениях рабочих в конце 19 века, строивших железнодорожное полотно.
  2. Тема социального неравенства – поэма описывает два противостоящих социальных класса: крестьяне/рабочие против господ. Этим классам никогда не договориться между собой, не поменяться местами. Мальчик Ваня родился в генеральской семье, а значит, ему повезло: будущее ребёнка будет светлым и благополучным. А крестьянским детям «повезло» родиться в нищете, всю жизнь влачить жалкое существование. Лирическому герою обиднее всего от мысли, что этого не изменить до тех пор, пока не грянет революция.
  3. Тема бегства от реальности – представители высшего сословия осознанно скрываются от негативных реалий народной жизни за обманчивой иллюзией того, что все блага строятся и произрастают из ничего, буквально по взмаху волшебной палочки. Лирический герой призывает читателей понять, что никакая работа не делается легко и просто, как это описывает своему сыну генерал. Для достижения результата необходимо приложить массу усилий.
Еще:  Расписание поездов из Великого Новгорода в Москву на завтра

Настроенческий пафос произведения смешанный – это и ужас смерти, и непосильный труд и, одновременно, получение отличной железной дороги, по которой отныне проносятся поезда. К сожалению, немногие знают истинную цену железной дороги, которую русскому человеку пришлось заплатить.

Основная идея

Основная идея произведения заключается в следующем утверждении: без самоотверженного труда простого русского мужика в России не может быть создано ничего стоящего. Мы не имеем права забывать тех, благодаря труду которых можем ездить по железной дороге. Главная несправедливость состоит в том, что трудовые заслуги народных тружеников нагло приписывают себе различные начальники, подрядчики и прочие «господа». Помимо этого они ещё и крайне жестоко обращаются с людьми, результатами трудов которых активно пользуются.

Средства выразительности

Большое разнообразие выразительных средств помогает автору воссоздать правдивую действительность трагической судьбы бесправных железнодорожных строителей. Некрасов использует следующие тропы:

Источник

«Юбилейный сезон открыт!»: Детская железная дорога в Свободном начала работу с новым именем

«У вас сегодня уникальный день. С вами рядом легендарный человек, которого рады видеть в любом населенном пункте нашей страны, — заверил выстроившихся в линейку школьников начальник департамента управления персоналом «РЖД» Сергей Саратов. — Я хотел бы, чтобы вы сегодня подошли к нему, пожали руку, задали вопросы. Этот момент останется с вами на всю жизнь». В минувший понедельник, 31 мая, юные труженики Малой Забайкальской железной дороги принимали большого гостя — первого министра путей сообщения России Геннадия Фадеева. Уникальной магистрали присвоили имя выдающегося железнодорожника. Какие еще сюрпризы ждали ребят на открытии 80-летнего сезона Свободненской детской железной дороги — читайте в репортаже «Амурской правды».

Показательный рейс

Дежурный по станции, сигналист, проводник, диспетчер — эти ребята отлично знают свои обязанности и выполняют их. Даже форма на них настоящая, железнодорожная, с фирменными эмблемами, нашивками, пилотками и галстуками. Только возраст у этих путейцев неприлично юный. Подавляющему большинству работников Свободненской детской железной дороги от 10 до 17 лет. Однако это не мешает им оттачивать свои знания на практике, обслуживая движение поездов.

4

рейса в день выполняет Малая Забайкальская железная дорога

Первый праздничный рейс в честь открытия сезона состоялся в последний день мая. К нему школьники готовились особенно тщательно. Из-за пандемии коронавируса ребята уже пропустили три месяца практики: в прошлом году Детская железная дорога не работала. К тому же оценивать их знания будут не только пассажиры пригородного сообщения, но и важные гости.

Главный из них — первый министр путей сообщения Российской Федерации и первый президент ОАО «РЖД» Геннадий Фадеев. Почетный железнодорожник родился и вырос в Шимановске, оттуда он начинал свой большой профессиональный путь. На малую родину Геннадий Матвеевич прибыл вместе с дочкой. Имя прославленного амурчанина торжественно присвоят Малой Забайкальской железной дороге.

Миллион на знания

— Хочу поблагодарить вас за приглашение, — под бурные овации обратился к присутствующим Геннадий Фадеев. — Для меня великая честь, получить это признание на родной земле, где я родился, учился и работал. Это накладывает большую ответственность. Но весь пройденный путь говорит о том, что все, что сделано, было сделано правильно.

11,6

км — протяженность малой ЗабЖД

Геннадий Матвеевич подчеркнул, что компания «РЖД» способна решить экономические задачи, которые ставит перед страной президент. Сейчас мы наблюдаем исторический момент передачи железных дорог от тех, кто родился до войны, сегодняшнему молодому поколению.

Он похвалил школьников за изучение железнодорожного дела и отметил, что за время работы Свободненской детской железной дороги было перевезено более 50 тысяч пассажиров. Геннадий Матвеевич поздравил ребят с открытием юбилейного сезона и подарил магистрали миллион рублей на усовершенствование учебного процесса.

Неделя на вокзале

К поздравлениям присоединились первый зампред правительства Амурской области Татьяна Половайкина и председатель регионального Законодательного собрания Вячеслав Логинов.

— На этой дороге каждый год проходят практику около полутора тысяч ребят, большинство из которых затем продолжает обучение в средних и высших учебных заведениях, — рассказал Вячеслав Логинов. — Здесь рождаются и продолжаются династии железнодорожников.

На Малой Забайкальской железной дороге трудятся школьники из разных уголков Приамурья: Белогорска, Свободного, Шимановска, Завитой, Сковородина, Ерофея Павловича и других населенных пунктов. Каждый учащийся стажируется здесь по неделе, из года в год примеряя на себя разные железнодорожные специальности.

Поезд отправляется

— Уверена, ваше имя, как счастливый талисман, станет оберегать нас и послужит нам символом профессионального роста и воплощения самых заветных желаний, — призналась начальник Свободненской детской железной дороги Елена Марковская. — Разрешите восьмидесятый сезон считать открытым!

100

рублей — цена взрослого билета на поезд Свободненской детской железной дороги, 50 рублей — детского

Под громкие аплодисменты участники подняли флаг «РЖД» и вскоре послышался гудок. Пустующие вагоны раскрылись, приглашая всех желающих прокатиться по самой длинной детской магистрали в России. Сегодня эта дорога служит пригородным сообщением: жители поселков Подгорный, Советский и Бардагон добираются маленьким поездом в районный центр. Протяженность железнодорожного пути составляет 11,6 километров.

С 1 июня по 28 августа поезд будет регулярно совершать по 4 поездки ежедневно, кроме воскресенья и понедельника. Стоимость взрослого билета 100 рублей, детского — 50 рублей.

Ладошки на перроне

Историческую встречу решено было скрепить цементом. Четверо известных железнодорожников и один юный путеец оставили отпечатки своих ладоней на цементном растворе. После засыхания арт-инсталляцию разместят на перроне станции «Юность».

— Это очень необычно и волнительно, что отпечаток именно моей руки теперь всегда будет приветствовать работников и пассажиров на вокзале, — признался одиннадцатилетний житель Свободного Егор Кисломед. — Сегодня начнется моя первая практика. Я буду следить за чистотой путей, чтобы перед отправлением ничего не было под колесами поездов. Я обожаю поезда и мечтаю стать помощником машиниста!

Мальчик признался, что выбрал эту специальность не случайно. Его прадед был работником железной дороги. Егору очень нравятся уроки кружка «Юный железнодорожник», и за год он уже многое узнал про вагоны и устройство путей.

Пассажирский комплекс построят в следующем году на станции «Юность»

Юным путейцам также передали слова напутствия от главы «РЖД» Олега Белозерова. Подарком от руководителя стал сертификат на строительство современного комфортабельного пассажирского комплекса. Его возведут к концу следующего года, пообещал начальник департамента управления персоналом «РЖД» Сергей Саратов.

— В железнодорожной отрасли 1 500 различных профессий: выбирайте любую, — отметил Сергей Юрьевич. — Наша компания открыто принимает молодежь. Сорок процентов тружеников «РЖД» — это ребята моложе 35 лет.

Согласно проекту, на станции «Юность» появится здание площадью 1747,5 квадратных метров, а также распределительное устройство низкого напряжения и блочно-контейнерная электростанция. В одноэтажном здании разместят вестибюль, кабинет преподавателя, санузлы, комнату уборочного инвентаря, помещение для ремонта и хранения, связевую, электрощитовую, на чердаке расположат вентиляционную камеру.

В двухэтажном здании запланированы зал ожидания, комната для пассажиров с детьми, билетная касса, электрощитовая, санузлы, буфет, гардероб для персонала, кабинеты сотрудника общественной безопасности, поездного диспетчера, дежурного станции, выставочный зал, а также холл, камера хранения и помещение для планерки.

Проектные решения включают и благоустройство прилегающей к станции территории. На центральном входе установят декоративную арку, скамейки и урны. Площадки и тротуары покроют плиткой, на газонах высадят деревья и кустарники.

КОММЕНТАРИЙ

Ольга Базыленко, преподаватель общего курса железных дорог:

— Для нас сегодняшний день — настоящий праздник! Дети очень соскучились по поездам, ведь практика — это самое интересное, а в прошлом году мы лишились ее из-за пандемии. Ребята рвутся в работу, каждый хочет почувствовать себя железнодорожником, проводником, дежурным. На протяжении пяти лет обучения школьники осваивают новые железнодорожные специальности.

Источник